?

Log in

No account? Create an account

Искажая Реальность

    Ночная мгла теперь уже полностью сомкнулась над ней. В этой беспроглядности лишь тусклый рассеянный свет луны, сокрытой тучами, создавал извивающуюся линию слабого ореола вокруг одиноких домов и столбов. Тем не менее, не смотря на то, что она не могла распознать что-то кроме, страх, порожденный угасающим сознанием, заставлял ее четко видеть растекающуюся лужу крови. Каждая капля вокруг неподвижного тела отчетливо отливалась в ее сознании своим красным цветом. И она все никак не могла забыть эти слова. Спокойный, но пугающий голос безумия:
­    - Эта мимолетная боль – ничто, по сравнению со значимостью ее перевоплощения. Ее снисхождение. Ее благосклонность. Она станет спасителем этого мира. И наконец... торжество достойных! Спи...
    Даже его шагов уже не было слышно, но травмированная психика воспроизводила образ маньяка, постепенно удаляющийся вдоль следа из капель крови, что падали с ножа. Снова и снова.
- Наверное, – думала она, уже смирившись с неизбежностью, – именно так выглядит ад...
    И снова шаги. Воображение все не хотело оставлять ее в покое, дать уйти спокойно. На этот раз еще более отчетливые, они становились все громче и громче. Секундная тишина и…
Хлёб.
    Мало того, похоже, у нее уже начались слуховые галлюцинации. Лежа на земле, с головой набок, ей послышалось, будто бы кто-то сзади сделал глоток воды. Она даже слышала, как жидкость устремилась дальше по гортани.
Хлёб.
    - Ммм… – послышался удовлетворенный голос. – Сакура Кай. Мой любимый чай. Хочешь печеньку?
    Она уже полностью погрузилась в очаг галлюцинаций, не иначе. Почти без сил, она повернула голову в другую сторону, надеясь, что там никого нет. Но увиденное шокировало ее в той же степени, в какой и не могло не радовать глаз юной девушки: прямо над ней, лишь слегка склонив голову, чтобы видеть ее, стоял обаятельный молодой человек. Его расстегнутый темно-синий костюм, будто бы только что забранный из магазина. Ослепительно белая рубашка, ярче любого фонаря в округе. Ухоженные черные волосы, слегка касающиеся плеч. Наверняка, и обувь была начищена настолько идеально, что в ней можно было увидеть собственное отражение, но взгляд никак не хотелось отрывать от улыбчивого лица. Едва уловимая, но настолько искренняя улыбка – и не подумать было, что перед ним на пороге смерти лежит юная душа с истерзанной плотью.
    - Ты не голодная? – переспросил он, будто бы не замечая ее страданий.
    "Почему? Почему он так безразличен? – думала она про себя. – Когда этот мир стал настолько жесток?"
    - Ты же любишь печеньки. Все любят печеньки, – продолжал настаивать молодой человек.
    Она не выдержала. Измученное ожиданием смерти сознание захлынули эмоции, вытеснившие даже тот ужас, который она испытывала.
    - Что тебе от меня нужно? Почему ты... – следом, вместо слов, из ее уст вырвались брызги крови, – издеваешься надо мной?
    - Издеваюсь? Хм... – его улыбка стала чуть более заметной, будто бы выражала умиление, – а почему ты не можешь распрощаться со мной?
    Недоумение. Разве они были знакомы? Ей хотелось его вспомнить, но ни одна черта его лица не была ей знакома. Ни голос. Ни манера речи.
    - Кто ты?
    - Ты не узнаешь меня? Естественно. Ведь ты каждый раз представляешь меня по-разному. Но каждый раз таким же неправдоподобным. Но ты сама понимаешь, что это всего лишь сон.
    - Сон? Нет. Это не правда.
    Он присел. Ее спина, которая до этого чувствовала лишь холод асфальта, ощутила нежное прикосновение его руки. Он обхватил ее и слегка приподнял. Теперь она смотрела ему прямо в глаза.
    - Только посмотри на себя, – его добродушный голос в некоторой мере успокаивал ее. – Ты скорее примешь собственную смерть, чем мою иллюзорность. Разве не этот голос ты хотела бы слышать, просыпаясь по утрам? Разве не эти руки ты хотела бы ощущать, когда тебе одиноко? Разве не это лицо ты хотела бы видеть, приходя домой?
Она и впрямь уже не могла понять, было ли это реальностью или плодом воображения. Но если она вовсе не при смерти, если это сон.
    - Ммм... клубничное варенье, – с наслаждением произнес он, облизнув ее кровь с конца своего пальца. – Я говорил тебе не есть его так много.
    - Если это так… поцелуй меня.
    - М? – на лице вновь появилось выражение умиления. – Ты все никак не смиришься, – вздох. – Но пусть это будет в последний раз.
    Его лицо оказалось прямо напротив ее, так, что можно было ощутить его теплое дыхание. Она закрыла глаза, приготовившись ощутить такие же теплые губы. Вот их губы почти соприкоснулись, но вместо поцелуя она услышала лишь несколько слов прямо у нее над ухом:
    - Прости, но, похоже, тебе пора просыпаться...
    Темнота, окутавшая ее глаза, не отпускала ее. Она хотела открыть их, но уже не могла.

    Искаженные звуки пожарной сирены раздавались будто бы откуда-то издалека. С каждым звонком они становились все громче, словно шаги приближающейся опасности. Но по какой-то причине чувства тревоги не было, как и желания бежать, или даже встать. Сквозь пелену глаз пробивались вспышки красного света, появлявшиеся синхронно звукам сирены. Постепенно звуки становились менее искаженными и более знакомыми, а свет обретал какие-то очертания.
  Дзынь. Дзынь. Пииииииииииик.
    7:00
    Табло будильника возвещало, что времени на отлеживание уже не осталось. Лениво потянувшаяся рука обрубила назойливые звуки хлопком по крышке, не став нащупывать безнадежно мелкую кнопку.
    Так, лежа на животе с протянутой рукой, она оставалась неподвижной еще несколько минут в размышлениях, был ли это сон. С одной стороны, все было так реально, но с другой, его странное поведение никак не согласовывалось с реальностью. Она привстала на колени и задрала пижаму – на гладкой коже не было и малейшего следа ранения. Она и сама не понимала, была ли она больше обрадована или разочарована. Через секунду она откинулась на спину и, накрыв лицо подушкой, начала пищать:
    - Ну, зачем ты нарисовал такого красавца? – обращалась она к своему мозгу.
    Наконец, успокоившись, она поняла, что на часах уже 10 минут, и пора собираться на работу.

    - Какой замечательный день.
    Он стоял посреди потока людей, шедших в ту и другую сторону, погруженных в свою повседневную суету, и не замечавших абстрагировавшегося от них улыбчивого паренька. Он просто радовался тому, что стал на один шаг ближе к воссоединению со своим любимым человеком. Оставалось повторить это еще лишь три раза и блаженство нахождения рядом с ней снова снизойдет на него.
    - Ой! Простите, пожалуйста!
    Он почувствовал легкий толчок в плечо, но не обратил на это внимания. Чьи-то блестящие светлые волосы последовали за своей суетливой хозяйкой, поиграв солнечным светом напоследок. Лишь спустя несколько секунд, он почувствовал что-то неладное, будто бы она была ему знакома. На всякий случай, он задрал рукав и посмотрел на внутреннюю часть руки – увиденное шокировало и повергло его в недоумение: грязно, неаккуратно вытатуированная цифра "4" все еще красовалась на воспаленной коже. Бежать за ней было бессмысленно: незнакомка уже безвозвратно растворилась в толпе, да и к тому же вокруг было полно людей и он все равно ничего не смог бы сделать.
    - Почему? Она не могла выжить. Как? Что я не так сделал? – руки обхватили голову в отчаянии. – Это ты меня наказываешь? Этого недостаточно, чтобы доказать тебе мою любовь? Нет, я все сделал так, как следует. Она должна была умереть. Я должен снова ее выследить. Что бы это ни было, на этот раз, все свершится.

    Он ее спас. Наконец-то ему это удалось. После стольких неудач, он смог обратить эту несправедливость, сказал свое дерзкое "нет" этой порочной реальности. Но это был лишь первый шаг. Чтобы довести дело до конца, необходимо было уничтожить источник этого безумия, пресечь возможность рецидива, необходимо было остановить его.



Навеяно кат-сценкой из Silent Hill 4.

Катерина

- Помнишь, я когда-то сказал тебе, что у твоих глаз есть особенное предназначение? - сейчас он стоял и смотрел ей прямо в глаза.
- Да... - она ответила так, будто бы это было лишь мимолетное воспоминание, на самом же деле этот вопрос терзал ее долгие годы, был причиной бессонницы и заставлял ее каждый день смотреть в зеркало, в надежде, что она сама найдет ответ на этот вопрос.
- Я ведь не зря таил это в секрете. Ведь твои глаза, они... - его уста не могли произнести больше и слова, когда тело пронзила острая боль, такая же острая, как и та лезвеевидная конечность, что прошла сквозь его легкое, оставив пятна крови на ее одежде.
Едва собравшись с силами, он вонзил в тело чудовища кинжал, что носил с собой постоянно. Возможно, именно на такой случай. Послышался громкий визг.
- Беги... - едва выговорил он сквозь кровь, что сочилась из его рта.
Она была в ужасе, но не бежала. От того ли, что страх парализовал ее, или от того, что не хотела оставлять его. Видя это, он сделал последнее, что мог, чтобы обезопасить ее - и со всех сил сделал рывок назад. Тела обоих перекинулись через перила мостовой и синхронно рухнули вниз.
Она подбежала к краю и глянула вниз, но увидела лишь всплески воды в ночи.


И вот он погружался все глубже, скованный холодом морского течения. Его глаза, все еще открытые, смотрели на кровавый след, что он оставлял за собой в освещенной лучами лунного света толще воды. Наконец-то, спустя все это долгое время, он ощутил спокойствие, спокойствие от тревоживших его мыслей, спокойствие за нее. Он закрыл глаза и почувствовал, как тело коснулось дна.
Беспокойство вновь заняло свое положенное место, когда он осознал, что не умер и все еще дышит, не смотря на погружение. Открыв взор в окружающей поднобно клубам дыма тьме он вновь увидел его, того, кого ненавидел больше, чем чудовищ, от которых пытался ее защитить - свое темное отражение. И это чувство к нему было вызвано не тем, что он был холодным и злым, но тем, что он был его копией, с поправкой на эгоизм и безразличие, тем, что в глубине души он хотел быть им.
- Что? Доволен, наконец-то, что смог уйти на покой с чувством выполненного долга? - Казалось бы, над чем тут можно злорадствовать, но будучи им самим, он знал все его мысли, и знал, куда бить.
- Что тебе нужно? - он едва был заинтересован в беседе с ним. - Не знаю, на что ты хочешь надовить, но тебе это не удастся. Да, я доволен - я наконец сделал то, что должен был.
- И что же это? Убить ее горем? Утопить ее в ее же собственных слезах, осознании того, что кто-то, кто мог бы быть счастливым с ней?
От этих слов его будто бы током одернуло. Да, он точно знал, куда бить.
- Я уже ничего не могу изменить, она сильная, она справится с этой болью. Ну а ты, - он посмотрел на него со злобой, - ты все так же жалок. Довольствуйся тем, что не позволил мне спокойну уйти.
- Уйти? - он поднял голову и злобно рассмеялся. - Нет, я не позволю тебе так просто уйти. Твой ад только начинается. Я долго ждал этого момента.
- Пожертвуешь собой, только ради того, чтобы я жил? Извини, я не вижу где здесь стены ада.
- Неужели, правда? - лицо пересекла злорадная улыбка. - Ты сам построил его стеклянные стены. Но не увидишь их, пока не наткнешься. А они стремительно сдвигаются, и ты это почувствовал на мосту.
- Я...
- Любишь ее? Да, пока она не твоя, но ты чувствуешь эту силу, которая безудержно влечет тебя к ней и при этом держит на расстоянии.
- Нет, эти все твои...
- Не трать дыхание по напрасну. - он подошел к нему и опустился на один с ним уровень, чтобы смотреть ему прямо в глаза. - Ты же все прекрасно знаешь: ты ее страж, ни больше, ни меньше. Ты обязан защищать ее, не любить, твои чувства к ней - лишь поводок. Ты сам выбрал этот путь. Ты хотел ее защитить - и тебе были даны силы на то, но все имеет свою цену. Но ты об этом не задумывался, и жил в замке собственных иллюзий. Но когда этот замак рухнет, он погребет и тебя, а следом и ее тоже, ведь ты не сможешь врать ей вечно.
- Нет... - в этом слове было столько же сил, сколько их осталось на сопротивление его словам, он опустил взгляд в отчаянии.
Наступила минута молчания. Улыбка не сходила с его лица - он наконец-то добился своего.
- Ты ведь тоже ее любишь, - неожиданно вырвалось у него.
- Это что еще за внезапный бред?
Проследовала пауза - он попытался сложить все кусочки мозайки у себя в голове.
- Ведь ты - это я. Мы - одна сущность.
- Да, с той лишь разницей, что ты мы находимся по разные стороны света и жаждем совершенно разного.
- Нет. Мы - две стороны монеты. Но эти стороны, какими бы разными ни были, соединены одным сплавом. И этот сплав, - он поднял взгляд и посмотрел прямо на него, - любовь к ней.
- Смешно, - он склонил голову на бок, будто бы заинтригованный этими словами. - И что же натолкнуло тебя на столь абсурдные мысли?
- Ты возник не из моих потаенных желаний, но как механизм самозащиты. Ты прав во всем, что сказал. Я предполагал подобное уже давно, и это настолько меня пугало, что в один момент мое сознание разделилось - появился ты. И твой эгоизм, твоя злоба - ни что иное, как предохранители, чтобы тебя не постигла моя учесть. Моим слабым местом оказалась моя любовь к ней, но твоя любовь к ней соизмерима с твоим эгоизмом, поэтому проклятие стража не действует на тебя. Поэтому ты и должен быть с ней.
- Похоже, я действительно добился своего. Помешательство - приятный бонус к моим стараниям, - он все еще улыбался, но эта улыбка уже была не настолько натуральной.
- Позаботься о ней, - его рука поднялась, держа в руках все тот же кинжал.
- Что ты делаешь? - улыбка сменилась обеспокоенным выражением лица.
В следующий момент он пронзил свою грудь холодным остирем. Его темное отражение сразу же поперерхнулось, отрыгнув жидкость. Но это была не кровь, а вода. Он еще раз отрыгнул воду, а затем его легкие жадно хлебнули воздух, но он уже не во тьме, а на лужайке. Он резко выпрямил спину. Сбоку на коленях стояла она.
- Хвала свету, ты жив. Я уже потеряла надежду... мне было страшно... - она едва говорила, заикаясь; она вся промокла, но было видно, как по ее лицу текли слезы.
Он опустил голову и посмотрел на свои ладони, а затем перевел взгляд на морскую гладь. Его сознание все еще пыталось переварить произошедшее. Много раз подряд он прокручивал в голове разнообразные сценарии, как он избавляется от него и занимает его место, но не так, только не так. Он вновь посмотрел на нее, все еще пытаясь осознать те его слова о двух сторонах медали. Но хотя бы одно ему стало ясно, когда он впервые взглянул в ее выразительные глаза своими собственными - зная все его мысли, он никогда до этого не знал, что он имел ввиду, говоря о ее глазах.
- Все в порядке? - спросила она слегка обеспокоенно.
В ответ он внизапно схватил кинжал. Она только и успела услышать свист рассекающего воздух лезвия, пронесшегося мимо ее лица. Повернувшись назад, она увидела, как кинжал вонзился прямо в голову появившегося из воды монстра, что ранил его.
- Теперь да, - с этими словами он поднялся и пошел.
Это его поведение начало тревожить ее.
- Куда ты? - дрожащим голосом спросила она.
- Куда я? - он слегка повернул лицо назад, ровно настолько, чтобы была видна его улыбка. - А разве ты не со мной?
- Итак, вот этот дом. Как мертвый трактирщик успел мне поведать, в нем обитает сын знатного дома. Ну, что же, привет Аронар. Надеюсь, тебе рассказали, в чем ты повинен? Грязная кровь течет в твоих жилах, тех, вопреки стараньям которых я все таки выжил и в город вернулся. Возможно, ты скажешь, что ни в чем не виновен. Но, что же ты носишь? Одежду вельмож, расшитую мехом с искуссным узором. Живешь ты получше, чем все остальные, ешь так много и вкусно, что иной бы за это готов и убить. Общаешься в свете знатных особ, ни в чем не нуждаясь, и золота так много швыряешь, что даже не видишь цвета монет, чей блеск обагрен кровью низжих сословий. Но ты ведь о них даже не знаешь, не так ли? Что же, я тебя познакомлю.
И вот, зловещий план замыслив, скрывает Тэмиор свой силуэт в тени. За всем, что происходит рядом с домом, он осторожно наблюдает: кто мимо ходит, кто в дом заходит, кто что приносит. Кстати, вот об этом. Подходит к дому человек с письмом и странно, что всего с одним. Что может быть в нем? А что если...
- Кхе-кхе... помогите... - послышалось из тени.
- Эм?..
- Мне нужна помощь... - опять же все из тени.
Неведая, кто прячется во мраке, беспечный человек направил к Тэмиору стопы. Но стоило стопе его коснуться тени...
- "Паралич"!
...как замер он на месте, словно столб. Но он по прежнему все слышит и все видит. Держа письмо в руке, он ощущает, что кто-то вытянул его, но кто?
- Интересный аромат, похоже, кто-то Аронару любовное письмо прислал, посмотрим...
"Любовь моя, прекрасный Аронар..."
- Уже противно. Так-так-так... вот оно, что мне и нужно - ее зовут Ионна. Она живет поблизости отсюда.
И тут в глазах его сверкнула искра - в сознании созрел коварный план. Сначала лишь хотел пролить он кровь вельможи, теперь же понял - пусть он сперва познает боль. Ведь, что такое смерть? Всего лишь страх, боль на мгновенье и забвенье.
- Нет, так легко он не уйдет, помучается пусть сначала, - обратно в руку человеку он осторожно положил письмо. - Немного "Слабоумия" тебе не помешает, чтобы не помнил ты о том, что было.
- А? Что? В чем дело? - взволновался человек от заклинанья отойдя. - Ох, сколько времени, я должен поспешить сие письмо доставить господину Аронару, он ждет!
Тэмиор все так же оставался в тени, он наблюдал за домом весь день. И вот, наконец, посыльный вышел из дома, в руке у него все то же письмо... нет, не то, похоже, другое. Неужто ответ обратно несет?
- А что если... - Тэмиор посмотрел на двух стражей у врат, - нет, так не выйдет, другой нужен подход.
Проследил за посыльным он весь путь назад, где в виде стражей была та же помеха.
- Можно, конечно, с их умом поиграть, ведь у таких он один на двоих. Но не время еще выходить из тени, по крайней мере, так откровенно. Нет, нужно мыслить иначе, проще, делать хитрее...
На другой день в то самое время посыльный опять появился у врат. Вот дверь открылась - посыльный с письмом.
- Все, как по плану, - Тэмиор удалился, прочь от этого дома.
В беспечности полной шел посыльный обратно. Походка свободна, глаза - здесь, тут и там, а сам - в облаках. И вот сильный толчок - столкнулся он с кем-то. Он даже случайно письмо обронил.
- Эй, смотри куда прешь, - огрызнулся посыльный, - не хватало еще мне письмо потерять.
- Ох, простите... - он тут же исчез, растворившись в толпе.
С земли письмо подхватив, посыльный продолжил свой путь. И вот пункт назначенья - обитель Ионны.
- Давай, проходи, она уже ждет, - сказал страж, пропустив его в дом.
- Скорее, дай мне письмо! - с радостым воплем подбежала Ионна.
Посыльный и слова не успел обранить - письмо в руках ее уже было. Глаза жаждут узреть любовные строки, но почему строка всего лишь одна?
"Любимая моя Ионна, это последнее письмо..."
В тот самый момент на лице Тэмиора проскочила улыбка. Взрыв! Из окон и дверей вырвалось пламя, куски кирпичей разлетелись повсюду, а воздух вокруг наполнился дымом.
- "Взрывчатые руны" всегда пригодятся. Глупец даже не видел, как я письмо подменил. О, а вот и главная часть сего представленья...
К дому Ионны Аронар прибежал. Узрев огонь, весь дом поглотивший, он упал на колени. Закрыв руками лицо, он поник головой, а слезы его залили асфальт.
- Так, здесь я закончил, пойдем дальше по списку...

Yamato vs. Enterprise

     

...или почему люди - идиоты.
Для сравнения взглянем в КиноПоиск и возьмем оценки этих двух фильмов: Космический линкор Ямато - 5.365, Star Trek (2009) - 7.804.

Итак, что же мы имеем.
Космический линкор Ямато: фильм повествует об отчаянном путешествии Ямато в другую галактику, где по полученным данным, находится планета Искандер, жители которой решили предоставить землянам устройство для ликвидации радиации на Земле; Земля находится на грани уничтожения: неизвестная раса начала атаковать планету в 2195 году, отправляя в ее сторону радиоактивные метеориты, в результате чего жить на поверхности стало невозможно, а выжившее население ушло под Землю, в то время как военно-космические силы пытаются противостоять постоянным атакам Гамилов.
Звездный Путь (2009): чистейший продукт голливуда; небольшая история о том, как команда только что собранного Энтерпрайза противостоит злодеям из будущего, которые обозлились на вулканского посла Спока, которые не успел спасти планету Ромулус от взрыва сверхновой (забавно, что даже если бы он и преуспел, ликвидировав взрыв сверхновой, планета без источника солнечной энергии протянула бы очень недолго), и совершенно случайно попав в прошлое, решили отомстить и уничтожить Вулкан, а заодно и Землю, т.к. он был наполовину землянином.

Конечно же, в любом фильме присутствует главный герой, играющий ключевую роль в повествовании. Джеймс Кирк - молодой, обаятельный и бездумный. Ни чем не обремененный он живет в свое удовольствие по завету Джокера, не проявляя серьезности, и все время ищет легких путей. Не удивительно, что он не вызывает симпатии у вышестоящих чинов. Он неустанно демонстрирует черты своего характера на протяжении всего фильма, сначала попытавшись обмануть комиссию на последнем "экзамене", а потом и вовсе добившись катапультирования в капсуле на недружелюбную ледяную планету (весьма трезввый поступок для капитана корабля, тем более рационального вулканца, не правда ли?). И только под конец он наконец-то делает правильный поступок (не в разрез своему характеру, нужно сказать) и то с подачи посла-вулканца из будущего. Но он обладает харизмой, чего и требует зритель. А теперь обратим внимание на его соседа - Сасумо Кодея. Как и Кирк, он не обладает чертами, необходимыми для успешного командования кораблем, при этом ему присущи все черты протагониста: он руководствуется эмоциями, а не логикой, не бросает друзей в опасности (тем самым подставляя под угрозу других, в прочем) и готов пожертвовать собой ради других. Однако особо обаятельным его не назовешь, ведь Кодей больше замкнут в себе, и не ищет популярности, ведь на его долю выпало не мало трагических событий, начиная от вымирания Земли на его глазах и до потери единственного члена семьи, его брата. На протяжении фильма мы наблюдаем, как на его плечи ложится все больший груз ответственности, и как ему приходится жертвовать своими принципами, поступая во благо большинства.

Больше всего в Ямато радует реализм повествования, нет, не технологии конечно же, а отсутствие геройской неуязвимости, который распространяется на всю команду. Путешествие Ямато - отчаянный поступок, опасное путешествие в глубины космоса вдали от дома. Один корабль против преследующих сил врагов. Члены экипажа гибнут не просто так, не для того, чтобы усилить трагизм повествования, одни гибнут потому, что превосходящие силы врагов во что бы то ни стало пытаются помешать кораблю в его миссии, другие жертвуют собой ради надежды, даже будучи уверенными, что это лишь ловушка.
Ну и все с точностью да наоборот обстоит в Звездном Пути. В какую бы передрягу не попали герои, они всегда выйдут целыми и невредимыми. Будь то сражение с более физически развитым ромуланцем, побег от десятиметрового монстра по льду или самая настоящая сингулярность, пытающаяся засосать Энтерпрайз - везде найдется лазейка, везде найдется способ отделаться царапинкой. Весь трагизм же представляется двумя сценами: гибелью n-ного количества безымянных кораблей с безымянным экипажем, гибелью одной планеты с безымянным экипажем и гибелью двух родственников главных героев. Причем кто бы тут не гибнул (за исключением одного), гибнет бессмысленно и лишь для того, чтобы создать какой-никакой трагизм.

Мой личный вывод: интересная космооперная драма vs. предсказуемая космооперная сказка. Рекомендую посмотреть Космический Линкор Ямато для эстетического удовольствия, а Звездный Путь 2008 - для демонстрации того, насколько деградировала современная аудитория и как просто создать популярный фильм.

Пустошь

- Повторяю: Орел 1 и 2, немедленно выключите двигатели и приготовьтесь к буксировке, - голос, спокойный и безжизненный, как лед, прозвучал из динамиков в тесной кабине истребителя-перехватчика.
- А я повторяю: подставь голову под сопла моего двигателя, чертов кусок биомателиалов.
- Как жалко, что оно даже не может оценить всю изящность этой фразы, - отозвался пилот соседнего истребителя.
- Будет выбрана вторая опция действий по отношению к преступникам.
Казалось бы, это прозвучало, как угроза, но на самом деле это была лишь простая констатация факта. Человеческая жизнь стала настолько обесцененной, а регуляция настолько суровой, что уговоры уже не имели смысла.
Эдгар и Симон были опытными пилотами, им не составило труда понять, что будет дальше. Они начали маневры уклонения еще раньше, чем из дул орудий вырвались первые вспышки. Из кабины истребителя было видно, как несколько синих огоньков один за другим пронеслись вперед истребителя, оставляя за собой секундный шлейф. Датчик наведения издал пронзительный сигнал и на панели красным цветом загорелась иконка ракеты.
- А вот хрен тебе! - сказал Эдгар, щелкнув большой желтый рубильник рядом с той же панелью.
В задней части истребителя, повыше сопел, открылся небольшой люк и из него вылетел небольшой объект, похожий на трехугольную пирамиду со срезанными концами. Отстав от него на 10 метров, объект начал выбрасывать яркие огоньки из своих четырех сопел. Затем произошла еще одна вспышка - ракета благополучно была отвлечена системой противодействия.
Навыки навыками, но никакой ловкости не хватит, чтобы бесконечно успешно уходить от огня преследователей, особенно на перехватчике. Но никто и не собирался, именно поэтому первым делом им необходимо было добраться до поля астероидов. Теперь количество преследователей сократилось почти вдвое, так как легкие щиты разведчиков не позволяли летать в областях с большим количеством мелких объектов.
- Наконец-то. Уже осталось немного, за этим полем находится наш пункт назначения, - сказал Симон.
- Помните, что регуляция везде, вам некуда лететь.
- Да... я помню... - голос Симона прозвучал, как голос прошлого, радостных и горестных воспоминаний одновременно.
В его голове сразу проскользнули образы из прошлого:
Она была одета в легкое летнее платье, белое и неброское. Сквозь тонкую ткань можно было даже увидеть обнаженные ноги, они плавно переходили в очертания бедер, талия... и неожиданно плечи и лицо с беззаботно радостной улыбкой. Ее лицо было в паре сантиметров от его, когда она стояла, наклонившись вперед. Это вызывало такое умиление, что ее просто нельзя было не поцеловать. Подав голову вперед, он подарил ей легкий поцелуй.
- Нуууу... и это все? - протянула она игривым тоном, словно ребенок.
- А если я продолжу, то ты точно опоздаешь на работу... остальное получишь, как придешь.
Она состроило якобы обиженное лицо, но потом сразу же переменилась и на лице опять засеяла радужная улыбка. Она схватила со стула сумочку и почти вприпрыжку выбежала через дверь наружу.

- ...и я помню... - тон его голоса переменился, стал агрессивнее и эмоциональнее.
Послышался негромкий щелчок дверного замка, а затем ровные ритмичные шаги. Симон выглянул из дверного проема, снова в приподнятом настроении от того, что увидел ее. Однако той утренней радости, что била в ней ключом, уже не было видно. "Наверное, устала на работе", - подумал Симон. Но это было лишь самообманом, она догадывался, что случилось, просто не хотел, чтобы это было правдой. И чем больше проходило времени, тем очевидней становилась правда. Она почти не улыбалась, не была такой энергичной и жизнерадостной. Наконец, Симон не выдержал:
- Ты прошла через генормализацию? - вопрос, будто бы и не вопрос, а утверждение.
- Я не хотела тебе говорить... они обнаружили у меня анормальный ген... я понимаю, если тебя это...
- Да нет, что ты, - он взял ее за руку и сжал двумя ладонями, - даже не посмей подумать, что я как-то иначе к тебе отношусь после этого.
После генормализаци это было почти невозможно, но на секунду показалось, будто бы на ее лице вновь появилась улыбка.
Симон лучезарно улыбался, но за этой улыбкой скрывались две театральных маски, когнитивный диссонанс разрывал его на две части: с одной стороны, она уже не была той жизнерадостной Аллегрой, которую он когда-то полюбил, с другой стороны, она все еще была Аллегрой, тем человеком, которому он посвятил свою жизнь.
- Кстати, у нас будет ребенок...

Голоса в его воспоминаниях стали нечеткими, а образы помутнели, они обагрились ненавистью.
- ...я помню! - сказал он уже криком, яростным и ревущим, - Я помню! Как вы забрали у нее всю ту жизнерадостность! Как стерли улыбку с ее лица. Как лишили ее всего!!! Теперь вы за это заплатите, ВСЕ!
- Это глупо. Регуляция необходима, преступные гены должны быть ликвидированы. И даже сопротивление долго не продержится, - ответил кто-то из группы преследователей.
- Когда я покажу наноморфам, как добраться до нашей системы, все это уже не будет иметь значения.
Ответа не проследовало. Но он знал. Знал, что сейчас по всем каналам связи разлетелась тревога. И скоро как минимум половина флота прибудет на перехват, они установят стальную локаду на выходе из поля, а количество и интенсивность огня из пушек будет такой, что свет от них будет видно даже на Земле. Никто ведь не знал, куда направлялись пилоты-беглецы, но если кто-то из них нашел червоточину, ведущую в систему наноморфов, это могло означать только смерть и разрушения по всей Солнечной системе.
- Осталось только пройти минное поле, - сообщил Симон, - я включу небольшой выброс топлива, чтобы ты мог проследовать по моему шлейфу.
Эта часть пути, хоть и была сложной, но все же должна была пройти без проблем. В конечном итоге, оказалось наоборот.
- Группа преследования, пересылаем вам коды доступа. Вам дано разрешение взрывать мины.
И Эдгару с Симоном крупно повезло, что преследователи уже вошли за ними в поле, иначе они бы вполне могли взорвать все минное поле и превратить астероиды в звездную пыль, только чтобы остановить их.
Взрыв содрогнул истребитель Симона, когда мина взорвалась практически перед носом. Парой метров ближе и можно было бы считать обломки.
- В чем дело? - заволновался Эдгар.
- Они получили управление минами. Пока они нас не видят они не смогут подгадать нужный момент. Нужно оторваться от них, пока они не получили визуальный контакт с нами. Придется использовать форсаж.
Симон почувствовал, как его тело вдавилось в сиденье, когда скорость истребителя резко возросла. От этого было еще сложнее сконцентрироваться на управлении. Тем более большая скорость - большая инерция, а следовательно, меньше маневренность. Нужно было заранее просчитвать, где сбавить скорости, чтобы не налететь "на повороте" на мину, впрочем, астероиды при таком разгоне были не менее опасны. Эдгар прочувствовал это в полной мере, когда, не успев достаточно замедлиться, ему пришлось включить тягу на полную, чтобы не припарковаться прямо рядом с одной из взрывных коробочек. Хорошо, что мины еще не рассчитаны на разведчики, иначе с более точным таймингом взрыв придал бы ускорение не истребителю, а его обломкам.
И как по заказу: на выходе из поля их уже поджидала встречающая партия.
- Хм... что-то их маловато, могут и не попасть даже по нам, - с досадой произнес Эдгар, - эх, не хотел я этого делать, но, похоже, другого выбора нет.
Панель состояния щитов запищала, задний щит быстро сменил цвет с зеленого на желтый, а затем и на красный, когда на истребитель обрушился шквал из орудий следовавшего за ним истребителя Эдгара. Щит разрядился и еще несколько выстрелов повредили двигатели истребителя, скорость упала до 10%.
- Какого черта, Эдгар?
- Извини, Симон, но твоя затея бессмысленна, от регуляции не уйти, - хотя Эдгар и не был генормализированным, тон и характер его голоса были такими же, как и ребят из группы преследования.
- Почему, черт побери, почему? Ты же согласился!
- Я никогда не соглашался ни на что. Я проследовал за тобой лишь за тем, чтобы узнать, действительно ли существует та система, "в которой нас наконец оставят в покое, где только спокойствие и свобода", ну и, чтобы удостовериться, что это на самом деле не система наноморфов.
На место, завершив прыжок, прибыли еще несколько крупных кораблей.
- А вот и остальные. Мда... неудобно получилось, мог и дождаться их. Все же, не хотелось мне становиться для тебя предателем. Кораблям флота, я задержал нарушителя, истребитель иммобилизован, я осуществлю буксировку с вашего разрешения.
- Вас поняли, Орел 1. Приступайте к буксировке и доставьте истребитель к носителю "Карцер".
Истребитель Эдгара пролетел над истребителем Симона, из его днища выстрелил короткий трос с магнитным крюком. Симона трухануло, когда трос натянулся и потянул за собой истребитель. Безмятежно, он созерцал, как в поле его зрения увеличивались земные корабли, словно рыбы двигающиеся относительно друг друга с такой же скоростью. Один из них двигался навстречу, было даже видно, как в кормовой его части открылся ангар, из которого просочился тусклый свет.
Симог глубоко и с тягостью вздохнул. Но это был не вздох отчаянья, это был вздох, говорящий "Прости, Аллегра, мы больше не увидимся".
- Пора, - произнес Симон.
Но прежде, чем Эдгар даже подумал спросить что-то, он увидел, как из-под его истребителя вперед полетела желтоватая стрела. Это была ракета, выпущенная Симоном куда-то в пустоту.
- А ты знаешь, Эдгар, если взорвать червоточину...
Ракета долетела до какой-то определенной точки и на мгновение вспыхнула, после чего в том же месте образовалось яркое сияние, которое разрослось в волну энергии, захлестнувшую все находившиеся в области объекты.
Темнота. Абсолютная, беспроглядная темнота. Не было даже звезд.
- Это, что это еще такое? - теперь в голосе Эдгара проснулись эмоции, страх и паника.
- Это, мой друг, пустошь. Здесь даже звезды не светят.
- Орел 1 кораблям флота. Где мы находимся?
- Ждите указаний, Орел 1, - короткий ответ, который явно давал понять, что они ни черта не знают, что делать.
Прошло несколько минут, Эдгар заволновался.
- Орел 1 кораблям флота. Вы можете сказать, где мы находимся? - ответа не проследовало. - Орел 1 кораблям флота...
- Не старайся. Они тебя не услышат. Разве ты не видишь? Мы здесь остались одни.
- Орел 1 кораблям флота! Как слышите? - Эдгар еще несколько раз попытался выйти на связь, но все так же безуспешно. Наконец, его нервы не выдержали. - Что за черт, Симон?! Куда ты нас притащил? Ты же обещал спокойствие и свободу, черт побери!
- А разве ты не видишь? Какое здесь спокойствие? А главное, полная свобода и никакой регуляции?
- Что? Черт побери! Черт побери! Что это за место?.. - все больше и больше безумие просачивалось в сознание Эдгара, пустошь делала свое дело.
В этой бездне исчезла половина земного флота. И если раньше сопротивление было в подавляющем меньшинстве, то теперь не нужно было иметь способности видеть будущее, чтобы сказать, кому суждено было одержать верх.
Наконец, крики Эдгара утихли. Ни Эдгар, ни Симон больше не слышали и не видели друг друга.
- Прости, Аллегра, я сегодня не вернусь домой...

Аллегра пришла с работы. Она сняла обувь с уставших ног и аккуратно отставила в сторону. Первым делом она зашла в ванную и ополоснула лицо холодной водой. Все еще вытирая влагу с лица, она вошла в спальню. Не увидев его нигде до этого, она подумала, что, может быть, он здесь, но нет. Одна деталь в комнате была другой: на тумбочке, с той стороны, где обычно спит она, стояла ваза с красной розой, на которую опирался бумажный конверт. Она бросила слегка недоумевающий взгляд на них. Бросив полотенце на кровать, она обошла кровать и протянула руку к конверту, на котором было написано "Любви моей жизни".
Едва только коснувшись его, ее будто бы одернуло током, а в груди что-то сильно укололо. По ее щеке скатилась слеза, а уста легко раскрылись и произнесли только одно слово:
- Симон...
Ночь. Мрак маленький городок окружает, внутри же ключом бьется жизнь, свет ночных фонарей все освещает. Горожане все спят, тьмы они не боятся, их жизнь суетлива, но все равно безопасна. Пока что так было, но...
Из непроглядного покрова ночи, словно мертвец влача конечности свои, к городку подходит незнакомец. Единственный не спящий в это время ночью страж охраняет сюда вход, он видит непонятный силуэт, в темном плаще, коей не отличить от ночи, и с капюшоном, своею тенью скрывающим лицо. До этого скучал он, почти что засыпал, но вот он стойку принимает и меч из ножн достает:
- Стой! Ты кто такой? Куда ты путь свой держишь, не в наш ли городок?
В ответ ни звука, силуэт все так же еле глазом уловим, все так же держит путь свой, не дрогнув даже от враждебных криков. Но вот становится он четче, видно и руки, и даже подбородок. Руки висят не двигаясь, мертвецкий вид становится все четче, и от того мурашки лишь по телу.
- Я же сказал, стоять! Не подходи сюда, пока не смел представиться. Мы оборванцев здесь не чаем!
Опять ни звука, ни лишнего движения или чего-либо еще, что можно было бы воспринять, как реакцию. Безмолвно приближается ко входу он, страж же становится все злее. И вот, практически уже у порога, пытается пройти он мимо стража, тот же без разговоров преграждает путь ему мечом, холодным острием коснувшись торса.
- Со мною шутки плохи, парень. А ну-ка развернулся и пошел! Хотя, стоп, нет, давай-ка хоть взгляну я, кто ты есть.
Ни проронив ни слова, странник, профиль лица скрывавший капюшоном, обратил на стража взгляд свой и тем самым лик открыв. Лицо его ужасно, но тому причиной не только три ужасных шрама, наискось проходящих через пол-лица, такою глубины, что можно кость увидеть, нет, больший страх наводят бездушные глаза, холодный взгляд и враждебная ухмылка.
- Это ты! Проклятый оборванец, не видели мы тебя тут давно, за коим чертом ты опять сюда явился? Еще страданий захотел? Проклятый отпрысок эльфийского отродья Тэ...
И фразу неуспев закончить он изрыгнул кровь. Из чрева из его теча, она стекает вниз по телу, огибая окровавленную сталь, что из груди его торчит. Клинок утоп в груди и страж замертво упал, а за спиной его стоит бездушное создание, нет, тварь, монстр, нежить - скелет безвольный, подчиненный воле некроманта. Хозяин же его никто иной, как этот самый незнакомец:
- Тэмиор, - холодные уста вдруг проронили, - мое ты имя помнишь, молодец. Теперь же отправляйся в мир иной, но не бойся, - он наклоняется, рукой приподняв голову его, - скоро друзей там встретишь, - и в душу леденящую улыбку сплетаются уста его.

История Темиора:
 Родной город, где обитаю мои родственники, знакомые и, хех... друзья, да. Темиор все еще жив и весьма благодарен вам за то, благодаря чему он стал таким.
 Да, яркие воспоминания меня не отпускают. Кто ж знал, что призванное существо убьет мою вторую половинку, любовь мою, единственную, кто узрел во мне живое существо, имеющее разум и эмоции... эмоции, теперь их не так много. Проклятые дебилы! Я всех вас проклинаю! Пока что только в переносном смысле, но скоро обретут мои слова живое... хех, а живое ль воплощение? Ведь нежить хоть и ходит и голодом ведома, вернулась с того света. Впрочем, как и я. Существование мое в тот миг же прекратилось, как проронил я последнюю слезу над ее телом. Вы, ваша алчность, идиотские стремления, наживы жажда навлекли беду на город. Те силы, что не подвластны вам, ничтожным, не ведающих в магии невеждам, как осмелились призвать? Да и зачем? Оборонится от кучки гоблинов и гнома, коих привлекли богатства ваши, вам не составило труда бы, но нет, марать вы не хотели руки. Твари! О, да, ведь вам обязан шрамом я, простершимся на пол-лица. Три рваных раны от его когтей. Зачем я выжил? Нет, я не жив, теперь внутри меня гнездится кое-что другое...
 Романы, повести, рассказы - ненужные стопки бумаг. Теперь мне ближе тайные науки, запретные познания что много лет томились под слоем грязи, закутанные в ткань из паутины. Они меня позвали, показали верный путь. На все запреты наплевать, все средства хороши, ведь нечего терять.
 Вы все умрете.


- Ну, что ж, встречай, любимый город, изгоя своего, - он молвит равнодушно, - нам предстоит повеселиться. Хотя, мне радость чужда, другим теперь я движим. Что ж, не опрокинуть ли стаканчик в местном пабе, там есть поговорить с кем.
Спустя уже вот несколько минут заходит Тэмиор в таверну. Немногие из все еще не спящих кидают подозрительные взгляды, как, впрочем, и хозяин заведения сего. Ни на кого внимания не обращая, подходит к стойке эльф, все также лик не открывая.
- Плесни чего покрепче, добрый малый.
- А деньги есть-то? Тебя я раньше здесь не видел, а знаю почти всех, а тех, кто выпить любит, и подавно.
- О, да, я здесь совсем недавно. Был здесь до этого лишь раз, по старой памяти наведаться решил, но ты не беспокойся, я не на долго, - руку кладет на стол он, ладонь раскрытая на стол кладет монеты.
Хозяин открывает вентиль в бочке и наливает крепкого пивка в большую кружку, затем, сгребая со стола монеты, туда же ставит выпивку.
Глоток лишь сделав небольшой, эльф сразу молвит:
- Ох, долго не было меня, все так переменилось, так чуждо, незнакомо. Добрый малый, не поможешь ли мне вспомнить, кто тут живет, чем занимается, чем дышит, что интересного случилось за эти годы?
- Ну, уж, нет. Пусть есть монеты у тебя, но ты все так же странник и чужак. Не стану я кому попало о нашем городке рассказывать, уж извини.
- Ах вот как, - говорит он про себя и делает очередной глоток, - тебе же хуже.
- Прости, сказал ты что-то?
- Я говорю, что дивный вкус у пива твоего, не пробовал я лучше.
- А! - горделиво говорит он. - Все верно, ведь это лучшая таверна.
Опустошив свой кегель пива он удаляется прочь из таверны, закрывши осторожно двери. Но не уходит Тэмиор, он затаился в тьме неподалеку и ждет, словно охотник выжидая дичь. Вот двери раскрылись, трактирщик хлев покинул свой. Надолго ли? Не важно, ведь главное, что он уже снаружи.
- Ну, что ж, начнем, - и вот уже он заклинание читает. - Призрачные звуки, они иной раз лучше всякой грубой силы, огня, и молнии, и ветра.
Хозяин же таверны идет своей дорогой преспокойно, но вдруг он слышит позади странные звуки. Сначала не придал он им значения, теперь же слышит их получше. От этого лишь сердце бьется громче и учащается дыханье, там будто кто-то грузно дышит, стонет, нет, рычит. Скорей, скорей же, вот поворот, за ним бы скрыться.
- Ну, уж, нет! - и произносит Тэмиор все то же заклинанье.
Бедняга вдруг замер на месте, ведь за углом он слышит те же звуки. По телу бегают мурашки, со лба стекает пот. Нельзя стоять на месте, нужно бежать. Куда же? Вот переулок узкий, там ни звука. Бежит быстрей все бедолага, звуки становятся все тише.
- И еще раз...
Опять шипенье, стоны, рыки и будто бы теперь прям за спиной. Ногами двигает он все быстрее, но... впереди стена, тупик, конец пути. Загнанный в угол в ужасе он поворачивается назад и каждое мгновенье он боится, что может увидеть.
- Нет! Уйди, не трогай, пощади! - вопит он во все горло, видя пред собою нежить.
Но труп оживший не шевелит даже рукой, ни шагу в сторону, даже не глянет на беднягу. И вот в дали из тьмы переулка, как и в первый раз, показывается образ Тэмиора. Спокойною ходою он рядом с нежитью проходит, затем к бедняге он подходит и, присев, чтобы смотреть ему в глаза, тихо говорит:
- Ну, и на чем же мы остановились? Ах, да, экскурсия по городку, не так ли?
- Да, я скажу все, что нужно, только оставь меня в покое.
И начал он без остановки рассказывать о всех и каждом. Кто где живет, что делал эти годы все, чем занимается сейчас, куда он ходит и как часто - все, что мог знать.
- Ну, что же, я вполне доволен. Полученные сведенья мне вскоре пригодятся. Весьма признателен, хорошую ты службу сослужил, - и развернувшись, Тэмиор направился обратно.
- Но... но... эта тварь... - сказал бедняга заикаясь.
- Ах, точно... кстати, он не мой ведь вовсе. Я просто заклинание изрек и замер он, ведь нежить я могу не только вызывать. Кстати, эффет вот-вот закончится, - и с этими словами он скрылся в темноте.
Мгновень тишины, затем послышался крик, и снова тишина.
- Что ж, завтра начнется представленье. А пока что, я выберу того, кто занавес откроет.

А тем временем...

...может произойти очень важное событие для игровой индустрии. Подробнее здесь:
http://ru-space-sim.livejournal.com/704.html

Сказ об одном игроке

Жил как-то на свете один непримечательный человечек. Ничем особо не выделялся, да и не старался. В общем, жил в своем русле.
И вот однажды ему подключили интернет. Он был этому очень рад и нашел для себя много нового и интересного. Спустя некоторое время он наткнулся на такое социальное образование, как форум. Что может быть лучше, чем общаться на интересные тебе темы в сети?
Все же различий с реальной жизнью не наблюдалось. Он все так же занимал неприметное в интернет обществе место, вел свою виртуальную жизнь. Однако не все складывалось так, как хотелось бы, ибо в интернете есть свои правила и того, кто случайно или специально пойдет против них, ждут неприятные последствия. К сожалению, так случилось и с ним. Однин нелепый пост, одна случайная фраза, одно неправильное слово и...
"Ты на кого гонишь, нупец? Ты еще ничего тут не нюхал, а уже распинаешься, будто бы все знаешь. Ололо."
И пошло, поехало. Пошел против форумного атца, жди неприятностей. Срачи, оскорбления, а главное - гнобления со стороны остальных атцов и их подхалимов. Чем дальше, тем хуже и тем неприятнее ему было находиться на этом форуме. Со временем, когда ему это все совсем надоело, он решил немного отойти от форумной жизни и найти себе занятие поинтереснее и поприятнее.
В поисках того самого нового он перепробовал многое, книги, игры, телевизор. И это доставляло ему много удовольствия, но он все еще помнил про форум и ему не хватало того общения, которое он потерял. Нужно было то, что поглотило бы его полностью и заставило забыть обо всех остальных насущных делах. Этим чем-то стала вселенная Dungeons and Dragons.
Эта настольная игра просто вырвала его из реальности. Ненасытно и жадно он взахлеб читал каждую строчку из роллбуков. Когда он изучил все, что только можно было, для него открылся мир книг по этой вселенной. Все больше и больше он узнавал о DnD и все больше рос его интерес. Вершиной мастерства в этой вселенной стало его становление ДМ-ом. Он стал отличным мастером, нашел свой круг общения и игроков.
Так продолжалось довольно длительное время и он почти и забыл уже про злосчастный форум и его обитателей. Но вот однажды, разыскивая хорошее место для организации игры в интернете, злорадный Гугл выдал ему ссылку на тот самый форум. Старые раны давали о себе знать и отторгали идею навестить старый "дом", с другой стороны, соблазн наведаться туда и посмотреть что да как изменилось, был так же велик. Произошло ли это случайно или же он все таки не выдержал и кнопка была нажата, но он оказался в этом не совсем приятном ему месте.
Все течет, все меняется, но одни определенные вещи не меняются никогда. Бедолаге даже не пришлось ничего писать, чтобы старые "приятели" снова напомнили о себе.
"Так, так, так. Кто это у нас в присутствующих. О, да неуже ли тот самый дерзкий нупец? Ну, давай, напиши что-нибудь, повесели нас, - гласило одно из сообщений."
- Черт побери! Урод, что у тебя в заднице свербит, что ты не оставишь меня в покое? Ну, не можете вы дать человеку спокойно пообщаться, да? Нужно кого-нибудь гнобить обязательно, для поднятия своего ЧСВ, - вырвалось у него в порыве гнева. - Да еще и кучка-другая подхалимов вместе с модераторами его поддерживает!
- Да, они все аморальные уроды! Нельзя же оставлять это так, - послышался призрачный голос, похожий на шепот.
- Что, а? Кто это? - он вскочил со стула и в панике стал озираться по сторонам.
- Ты должен знать. Ты ведь знаешь всех своих друзей. Как же ты можешь не знать лучшего друга, которому подарил столько времени и внимания? Подойди же...
Голос шел откуда-то со стороны письменного стола. Подойдя к нему, он стал рассматривать его со всех сторон, заглядывать назад, под ним и рядом. Наконец, он заглянул в один ящик стола, во второй, и вот в третьем валялся настольный сет для DnD.
- Наконец-то. Теперь-то ты понял?
- Что? Нет! Как? - в ужасе он выронил сет из рук.
- Не бойся, я ведь твой друг, я лишь хочу тебе помочь...
С опаской он подошел и снова взял сет в руки.
- К... как? - чуть ли не заикаясь спросил он.
- Я сделаю тебе подарок, - из сета вывалился дайс 1d6. - Вот, это магический дайс, возьми его. Он наделен особой силой, столь же опасной и ужасной, сколь и привлекательной. Тебе стоит только загадать желание и бросить дайс. Его сила ограничена лишь пространством твоей личной жизни, так что не надейся стать президентом. Если при броске выпадет 6 - твое желание будет исполнено. Степень исполнения желаемого будет варьироваться в зависимости от выпавшего числа от 4 до 6. Но! Числа от 1 до 3 будут иметь совершенно иной эффект, вплоть до противоположного. Так что будь осторожен...
С этими последними словами он проснулся в своей кровати.
В других условиях этот сон показался бы иному человеку странным, может быть, даже, связанным с чем-то, что-то означающим, но не ему, ибо в связи с его увлечением ДнД, такие сны снились ему сплошь и рядом. Ничего необычного для него тут не было. Но определенные последствия этот сон оставил, про форум волей-неволей он вспомнил. И, как полагается, включив браузер свой набрал злосчастный адрес. И как бы странно это ни было, все повторилось почти как во сне: форум - тред - злорадный пост.
- Вот урод! - опять не выдержал он. - Да чтоб тебя и твоих дружков модеров забанили нахрен!
В этот же момент из его кармана выпал дайс 1d6, прокатившись по полу и перевернувшись пару раз он остановился на цифре 6. Точечки, отображавшие число, в тот же миг засветились, из них вырвалось зловещее плотное красное сияние, раздался звук, сродни скрипу металлического засова, пришедшего в движение спустя пару лет. От испуга он закрыл глаза, а когда снова их открыл, уже ничего не было, дайс валялся на полу, ничем не выделяясь.
- Да неужели! Быть того не может!
Удивленные произошедшим он обновил страницу, ожидая увидеть перечеркнутые ники злорадствовавших юзеров, но этого не произошло.
- Ну, во всяком случае, я не сошел с ума... надеюсь.
Однако на следующий день, случилось невероятное. Во всех разделах форума висело объявление от админа:
"Администрация форума весьма лояльно относится к своим посетителям. Это относится как к обычным пользователям, так и к модераторам. Однако всякому терпению когда-нибудь приходит конец и закрывать глаза уже просто нельзя..."
Дальше шло еще много воды и пафоса, но интересны были последние строчки:
"В связи с этим следующие пользователи получили вечный бан, а модераторы были сняты с должности и... тоже получили бан:"
Поданный список пользователей и модераторов точь в точь соответствовал списку его ненавистников и гнобителей.
- Да... не может быть! Я сошел с ума?
Каким-то странным образом удивление очень быстро прошло.
- А что если? Хочу стать администратором форума! - с этими словами он бросил дайс, выпало число 4.
Обновив страничку, он обнаружил у себя новое личное сообщение и не от кого-нибудь, а от самого администратора форума, в нем писалось, что он достаточно часто видел его и что был не согласен с позицией других пользователей. И самое главное, в этом сообщении он предлагал ему стать модератором.
С тех пор пошло поехало и все стало налаживаться. Он всегда был осторожен и нечасто пользовался дайсом, только в случае необходимости. Но вот однажды...
- Что-то мне лень тебя гнобить, юзерок. Пусть погнобят тебя другие, как думаешь? - обратился он к дайсу и тут же бросил его.
Выпало число 1.
- Оп-па, такого еще не было. Что же случится...
По сути, 1 было противоположностью загаданного и все должны были загнобить его, но почему-то этого не произошло. Даже на следующий день.
И вот, проверяя свои личные сообщения, он случайно наткнулся на сообщение от одного давно известного ему пользователя. Он никогда не выделялся из толпы, просто бродил себе по разделу. Но что было в нем примечательного - он, не смотря на все гнобления в былые времена, всегда его поддерживал. Однако, со временем он забыл про этого пользователя и вот он через долгое время написал ему сообщение. В нем он написал, что с тех старых добрых (для кого как) времен он сильно изменился и превратился в тех, кого не так давно ненавидел, кто гнобили его. "Ну, это мое личное мнение, не знаю, значат для тебя что-то эти строчки или нет. Решай сам." - гласила последняя строка.
Он задумался, серьезно задумался. Посмотрев на себя со стороны он понял, что все было правдой, что он хотел совсем не этого, когда искал общения в интернете. Посидев еще немного и поразмыслив надо всем, он решил еще один раз загадать желание и бросить дайс. На этот раз выпало 6. Его желание полностью сбылось и все связанное с дайсом оказалось лишь сказкой, а совершенно случайный пользователь описал это в своем сообщении.
Всем известно, что Вентру - особая каста вампиров. Из-за своей утонченности они могут питаться только кровью особо выдающихся людей, музыкантов, скульпторов, художников. Однако, не всегда это проходит без последствий. Вот, что бы было, если кто-то из Вентру попробовал на вкус известных музыкантов и исполнителей:

Боб Марли
- Ух... оу... какие цвета, радуга! Весь мир такой красочный, пони... Какой я большой, а мир еще больше!

Боно
- Я осознала, что мы не можем больше так жить. Нельзя просто так кусать человека и пить его кровь, это неправильно, нужно спросить его вежливо, а он также вежливо разрешит. Ведь миром правит любовь!

Барбара Стрейзен
- Уу-уу-ууу-ууу-у! Кто нибудь, убейте меня!

Апекс Твин














Оззи Озборн

- Что? Да, встречал его один раз. А из какого он клана, Тзимицу, Тремер?

Зак де ля Роча
- К чорту клан! Братья, свергнем гнет Сиров над нами! Они нас душат, они диктуют нам свои правила! Мы не должны их слушать! Революция!

Джаред Лето
- Да он точно Вентру, говорю вам, никто из смертных не может применять дисциплину Внешность так искусно. Когда он посмотрел на меня своими голубыми глазами, я утонула в океане счастья, я благоговела перед ним, я хотела, чтобы он укусил меня. Чтобы моя кровь стала частью его, ах...

Курт Кобейн
- Эй, пст... мне срочно нужна доза, я слышал, ты знаешь, где можно достать немного нарко дилеров.

Фред Дёрст
- Говно, говно, дерьмо, блядь! Кого нахер захочу укусить, того захер укушу, бля! Всех нахер, все нахер!

Тилль Линдеман
- Я вкалывал на шахтах, потом я полез в горы, но слишком растолстел и мне все надоело, я упал на луну в скафандре и стал рыбаком, после чего умер, меня похоронили друзья, но я восстал из мертвых и стал вампиром.

Майкл Джексон
- КТО ВАМПИР, ТЫ ВАМПИР! Я человек, и всегда им был! А все обвинения, что я пью кровь маленьких детишек, это вранье!

Кори Тэйлор
- Епта, я Маскарад соблюдаю. Хера вы гоните на мою маску?!

Бритни Спирс
Бжжжжжжжжж-бжжжжжжжжжж-вжжжжжж.
- Бритвой тут, и бритвой там, ля-ля-ля.

Томи Петтери Путаансуу
- Не, ну почему не стал Тзимицу? Теперь мне не достичь совершенства инфернальной красоты.

Роберт Каммингс
- Кровь фигня, даешь мозги!

Анатолий Тапольский
- Да, Вентру, бля! Маскарад по четвергам, драм-пам-пам!

Билл Каулиц
- Мне уже надоело притаскивать в убежище этого идиота каждый раз, когда он покончит с собой. Нашел у кого кровь пить.

Тимати
*рыдает взахлеб*
- Я... я же не знала! От меня все отвернулись... все! Мой Сир сказал, что больше не хочет меня видеть, мой клан изгнал меня! Я не знала!